Последний учитель остается для своего оставшегося ученика

61-летняя Уминур Кучукова могла бы выйти на пенсию несколько лет назад, но она продолжает преподавать в некогда шумной школе этой умирающей русской деревни ради своего последнего ученика, 9-летнего мальчика. Когда она уйдет в следующем году, школа закроется.

Равиль и учитель Уминур Кучукова присутствуют на церемонии в первый день нового учебного года рядом с памятником Второй мировой войны.

Как и тысячи деревень, разбросанных по всей России, отдаленная сибирская деревня Сибиляково опустела после закрытия государственного колхоза после распада советской плановой экономики в 1991 году. Рабочие места иссякли, и люди уходили толпами.

В период расцвета в 1970-х годах в начальной школе Сибиляково было четыре класса, каждый из которых насчитывал около 18 детей, а население составляло 550 человек. Кучукова преподавала в школе 42 года.

Растения выросли в заброшенном доме.

В настоящее время ее дом выходит на заброшенные дома со всех сторон. Население села сократилось до 39, и Равиль Ижмухаметов — единственный ученик школы.

Кучукова купила дом в городе Тара на расстоянии около 50 км. Она планирует уйти на пенсию вместе с мужем в конце учебного года, когда она думает, что Ижмухаметов будет достаточно взрослым, чтобы поехать в соседнюю деревню на уроки.

Равиль и его сестра Розалия Ханнанова с дочерью Эльвирой в первый день нового учебного года.

Тогда ближайшая школа будет в 30 минутах езды на лодке через неспокойную реку Иртыш, а затем — в 20 минутах езды на школьном автобусе.

«Мне его жаль. Его родители пока не хотят уезжать (Сибиляково), и страшно отправить такого маленького мальчика, как он, через Иртыш, такие большие волны», — сказала она.

Эльмира моет сына Равиля вечером перед первым днем нового учебного года.

В селе в основном проживают татары, тюркская группа, являющаяся одним из десятков этнических меньшинств в России.

Муж и жена Рафик и Гульфира Колдашева собирают картофель.

Родители Ижмухаметова — фермеры, у них есть скот, но они не хотят, чтобы их сын оставался в деревне, когда вырастет. «Наши старшие дети живут в городе, и мы этому рады», — сказал 48-летний Динар Ижмухаметов.

Сын Равиль говорит, что ему не интересно переезжать в город, но он понимает, что у него не будет выбора в один прекрасный день.

Равиль посещает занятия с учителем Кучуковой в первый день нового учебного года.

Он был в замешательстве, когда его спросили, каково это ходить в школу без одноклассников. «Мне не с чем сравнивать, но, конечно, я хотел бы иметь друзей, поэтому я с нетерпением жду возможности пойти в основную школу».

Равиль сидит возле своего семейного дома.

Оглядываясь назад на свою многолетнюю карьеру, Кучукова грустит, что школа, в которой она проработала более четырех десятилетий, скоро навсегда закроет свои двери.

«Теперь она будет стоять там, как и в соседних деревнях, никому не нужна, в то время как люди в городе не могут найти места для своих детей в детском саду и стоят в очереди с момента их рождения», — говорит она.

Портрет висит на стене заброшенного дома.

И даже когда она сама наконец отправится жить в Тару, она не оставит свое прошлое позади.

«Мои родители похоронены здесь, часть меня здесь. Мы проведем здесь каждый день памяти, когда люди будут вспоминать тех, кто скончался. Мы приедем присматривать за могилами».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
×
Жми «Нравится», чтобы читать нас на Facebook